Дом крестьянина.

Я вышел на обрыв к Вашке и увидел, что река стала пошире, Я у противоположного берега через желтые пески, бывшие недавно сплошными, протянулись три серебристые водяные ленты. Пошел взглянуть на паромы многострадального полтавчанина Кутули, а их уще нет: уплыли. В добрый час!
На следующее утро лежу и нежусь на койке в Доме крестьянина, и вдруг через окно врывается с улицы встревоженный разговор. Узнаю знакомый голос председателя райисполкома:
— Дрова надо спасать!
По стучащим доскам деревянного тротуара торопливым шагом прошли работники леспромхозов- ской конторы. Я пошел вслед за ними к обрыву и подивился, какою широкой стала Вашка. Вчерашние ленты соединились вместе, и от песков остался вдалеке один остров.
Внизу под горой поднявшаяся вода подтопила поленницы напиленных дров—учрежденских и частновладельческих; толпа лешуконцев спасала свое добро.

Я вышел на обрыв к Вашке и увидел, что река стала пошире, Я у противоположного берега через желтые пески, бывшие недавно сплошными, протянулись три серебристые водяные ленты. Пошел взглянуть на паромы многострадального полтавчанина Кутули, а их уще нет: уплыли. В добрый час!

На следующее утро лежу и нежусь на койке в Доме крестьянина, и вдруг через окно врывается с улицы встревоженный разговор. Узнаю знакомый голос председателя райисполкома:

— Дрова надо спасать!

По стучащим доскам деревянного тротуара торопливым шагом прошли работники леспромхозов- ской конторы. Я пошел вслед за ними к обрыву и подивился, какою широкой стала Вашка. Вчерашние ленты соединились вместе, и от песков остался вдалеке один остров.

Внизу под горой поднявшаяся вода подтопила поленницы напиленных дров—учрежденских и частновладельческих; толпа лешуконцев спасала свое добро.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*